Объединенная когнитивно — поведенческая модель

Мы представляем вниманию читателей модель социального тревожного расстройства, которая дает концептуальную основу для процедур, используемых в КПГТ. Более подробно теоретические и эмпирические основы этой модели приведены в других источниках (Rapee & Heimberg, 1997; Turk, Lerner, Heimberg & Rapee, 2001). Мы начнем с описания убеждений лиц с социальным тревожным расстройством и искажений, которые происходят у них в процессе переработки информации. Определив эти основы, мы рассмотрим процесс конфронтации пациентов, страдающих социальным тревожным расстройством, с пугающей социальной ситуацией.
Характерные представления людей с социальным тревожным расстройством о себе и других людях и способы переработки ими социальной информации являются предпосылками восприятия социальной ситуации как потенциально опасной (форма 3.1). Лица с социальным тревожным расстройством конструируют мысленные образы того, какими они выглядят в глазах других людей, основываясь на материалах долговременной памяти, внутренних признаках, в частности соматических ощущениях, и внешних признаках, например выражении лица других людей. Эти мысленные образы обычно бывают сильно искаженными и служат потенциальными предпосылками для преувеличения негативной оценки. Например, одна пациентка описывала, как в подростковом возрасте сверстники издевались над ней потому, что она была высокой и худощавой. Сейчас эта чрезвычайно привлекательная женщина около 30 лет описывает свою внешность как «бандитскую», «нелепую» и «отвратительную». Аналогичным образом нам приходилось встречать пациентов, которые говорили, что краснеют, как раки, попадая в центр внимания, и основывали свои впечатления о себе на прошлых комментариях других людей о своей склонности краснеть и внутренних ощущениях теплоты. Недавние исследования показали, что люди с социальным тревожным расстройством в тревожных социальных ситуациях формируют образы и воспоминания, отражающие избыточное внимание к себе, причем в этих образах и воспоминаниях они видят себя словно со стороны, а не воспринимают ситуацию своими глазами (Coles, Turk, Heimberg & Fresco, 1999; Hackmann, Surawy & Clark, 1998; Wells, Clark & Ahmad, 1998; Wells & Papageorgiou, 1999). Напротив, нетревожные представители контрольной группы склонны хранить в памяти угрожающие социальные ситуации изнутри, т. е. видеть их собственными глазами (Coles et al.).

Форма 3.1. Модель образования и поддержания тревоги в ситуациях, связанных с социальной оценкой.
Убежденность в отсутствии принятия со стороны окружающих, их критическом настрое, а также в важности общественного мнения вынуждает людей с социальным тревожным расстройством проявлять повышенную настороженность в отношении знаков неодобрения (например, нахмуренного выражения лица, зевков), а также аспектов собственного поведения или внешности, которые могут быть негативно оценены (например, неуместное замечание, не подходящая к случаю одежда, видимая дрожь). Переключение внимания на внешние признаки социальной угрозы, искаженное мысленное представление о себе, а также требования текущей социальной задачи могут привести к действительному нарушению функционирования (которое, в свою очередь, вызовет реальную негативную социальную реакцию). По сути дела, лица с социальным тревожным расстройством действуют в соответствии с парадигмой «многозадачности», что повышает риск нарушения социального функционирования (MacLeod & Mathews, 1991). Следовательно, сложные социальные задачи с большей вероятностью, чем менее сложные, приведут к срыву из-за нехватки ресурсов для обработки информации.
Люди с социальным тревожным расстройством пытаются угадать, какие требования окружающие («аудитория») предъявят к ним в той или иной ситуации. Характеристики аудитории (например, значимость, привлекательность) и особенности ситуации (например, степень формальности) влияют на предполагаемые требования аудитории. Исходя из этого, индивиды с социальным тревожным расстройством пытаются судить, насколько их представления о своем внешнем облике и поведении соответствуют предполагаемым требованиям аудитории. Из-за негативных представлений о себе такие люди склонны завышать вероятность неблагоприятного исхода, например утраты социального статуса или отвержения. Негативные прогнозы приводят к появлению когнитивной, поведенческой и физиологической симптоматики тревоги, что, в свою очередь, отрицательно сказывается на представлениях о себе, и порочный круг тревоги замыкается.