Пол и этническая принадлежность

Риск развития ПТСР гораздо выше у женщин, чем у мужчин, в силу биологических особенностей и других факторов, в частности наиболее характерных видов травмы (Saxe & Wolfe, 1999, обзор тендерных аспектов при ПТСР). Типичные для женщин травмы чаще всего являются межличностными по своей природе (сексуальное домогательство и покушение на изнасилование, физическое насилие со стороны сексуального партнера), в то время как мужчины обычно становятся жертвами несчастных случаев, природных катастроф и боевых травм. Терапия должна учитывать эти вопросы, в том числе в некоторых случаях следует позаботиться о том, чтобы психотерапевт и пациент были одного пола.
Поскольку переживания, связанные с изнасилованием, являются глубоко личными, а большинство жертв изнасилования — женщины, у которых после травмы Такого рода часто развивается недоверие к мужчинам, половая принадлежность психотерапевта должна обязательно учитываться. Как правило, пациентки предпочитают работать с психотерапевтом-женщиной. Эффективность мужчин-психотерапевтов в этих случаях специально не изучалась, но, по некоторым данным, хорошо подготовленный мужчина-терапевт может работать вполне успешно (Resick et al., 1988). Аспекты работы мужчин-психотерапевтов обсуждаются в ряде работ (Silverman, 1977; Koss & Harvey, 1991). По результатам исследований, мужчины склонны воспринимать изнасилование скорее как преступление на сексуальной почве, а не акт насилия (Burt, 1980), следовательно, они уделяют больше внимания сексуальным аспектам переживаний и их последствиям.
Независимо от половой принадлежности психотерапевта необходимо, чтобы он владел информацией об изнасиловании и особенностях связанного с ним ПТСР. Для этого надо познакомиться с литературой, где описываются реакции на изнасилование и сопутствующие обстоятельства, а также связанные с ним мифы и установки. Психотерапевт, как, впрочем, и пациент, является носителем представлений своей культурной среды, что может помешать в работе, если придерживаться распространенных ложных убеждений, связанных с изнасилованием (например, что изнасилование является преимущественно преступлением на сексуальной почве и что насильник и жертва, как правило, незнакомы друг с другом). Жертвы изнасилования чрезвычайно чувствительны к потенциальным обвинениям, и многие из них отказываются от терапии, если чувствуют, что психотерапевт склонен приписывать им часть вины за то, что произошло.
Роль этнической принадлежности в когнитивно-поведенческой терапии при ПТСР практически не изучена. Исследования распространенности ПТСР у представителей разных рас дают противоречивые результаты, что отчасти отражает разную подверженность тем или иным видам травм (Breslau, Davis, & Andreski, 1995; Norris, 1992). В двух исследованиях эффективности терапии проводилось сопоставление американцев африканского и европейского происхождения — ветеранов войн с ПТСР. В одном исследовании американцы африканского происхождения, по некоторым оценкам, получили худшие результаты (Rosenheck, Fontana, & Cottrol, 1995); другое исследование этого не показало (Rosenheck & Fontana, 1996). В настоящее время известна лишь одна работа, посвященная оценке эффективности когнитивно-поведенческой психотерапии у американок африканского происхождения с ПТСР. Проводилось сравнение американок африканского и европейского происхождения, переживших насильственные преступления на сексуальной и несексуальной почве (Zoellner, Feeny, Fitzgibbons, & Foa, 1999). Терапия включала в себя пролонгированную экспозицию, тренинг SIT или сочетание этих двух подходов. Не было выявлено различий в эффективности терапии в зависимости от этнической принадлежности. Эти результаты были получены, несмотря на то, что не удалось подобрать пациентов и психотерапевтов по расовому признаку. Хотя полученные результаты весьма обнадеживают, необходимо и в дальнейшем уделять внимание этническим и культурным аспектам терапии (McNair & Neville, 1996).