Проспективное наблюдение

Через неделю после завершения курса психотерапии Синди встретилась с другим клиницистом с целью оценки своего состояния после вмешательства. Состояние Синди более не удовлетворяло критериям для постановки диагноза ПТСР или депрессии по интервью SCID, кроме того, все показатели у нее заметно снизились. Через две недели после завершения курса Синди позвонила психотерапевту и сообщила, что рассказала брату про изнасилование. Как и следовало ожидать, ему было неприятно узнать, что его лучший друг изнасиловал его сестру. Поскольку Синди отдалилась от него, он счел, что она в некоторой степени винит и его. На следующий день он позвонил ей, и они обсудили эту проблему более подробно. Синди была довольна, что рассказала все брату, который знал теперь, почему она его сторонилась. Кроме того, она отдавала себе отчет в том, что он сам должен решать, что ему делать. Во всяком случае, она просила не связываться с Марком до тех пор, пока она сама не сочтет нужным встретиться с ним. Синди сказала, что использует анкеты, чтобы принять решение о необходимости разговора с Марком, проработать свои ожидания и возможные последствия этой встречи.
Через три месяца после вмешательства Синди пришла на повторное обследование. Она по-прежнему чувствовала себя хорошо, а ее показатели по ПТСР и депрессии оставались низкими. Через несколько недель после этой встречи психотерапевт попросила Синди прийти, чтобы дала интервью. В целом пациентка чувствовала себя хорошо, ее взгляды на жизнь сильно изменились. Она ощущала печаль, когда случайно вспоминала про Марка, и полагала, что ей потребуется время на то, чтобы полностью избавиться от неприятных эмоций.
Синди сообщила, что отношения с братом стали напряженными, потому что он подталкивал ее к встрече с Марком в надежде, что они смогут разрешить эту проблему. Она не уступала его настояниям и по-прежнему пребывала в нерешительности, стоит ли говорить с Марком, хотя считала, что эти вопросы не слишком ее заботят в настоящее время. Она хотела подождать, пока окончательно не окрепнет и не обретет уверенность, чтобы выдержать любую его реакцию. На работе у Синди все было благополучно, и отношения в семье складывались как нельзя лучше. Синди сообщила, что отношения с отцом постепенно налаживаются. Они не затрагивали тему изнасилования, но стали больше времени проводить вместе, обсуждать ее дела на работе и семейные новости. Синди удалось завязать дружеские отношения с коллегами по работе, в том числе приобрести несколько близких друзей. Она сообщила, что проявляет осторожность и не говорит с новыми друзьями на личные темы, а ее откровенность сродни попытке окунуть палец в холодную воду. Вместе с тем она была приятно удивлена реакциями друзей на ее самораскрытие и убедилась в их добром к ней отношении и честности. Бывшая подруга также пыталась восстановить прерванные отношения, но Синди заявила, что им нечего сказать друг другу, и попросила оставить ее в покое. Синди выразила облегчение, что ей, наконец, удалось избавиться от неприятного знакомства, и гордилась собой, что решительно повела себя в разговоре по телефону, не под давшись соблазну встретиться.
В заключение психотерапевт поинтересовалась у Синди ее реакцией на успешных или влиятельных людей, о которых она слышала в новостях или с которыми встречалась лично. Синди ответила, что, сталкиваясь с жадными людьми, не принимает этого близко к сердцу, а лишь пожимает плечами: «Да, ничего не поделаешь».