Сессия 1 с Синди

На следующую встречу Синди пришла вовремя, именно эта сессия и положила начало психотерапии Женщина в течение всей встречи сидела, плотно закутавшись в жакет. Она призналась, что, перед тем как идти сюда, курила марихуану, чтобы успокоиться. Психотерапевт осудила использование марихуаны, но назвала это формой избегания и поставила условие, чтобы Синди не употребляла наркотиков перед сессиями или выполнением домашних заданий, которые будут даваться на каждой сессии. Позднее, когда психотерапевт говорила о проблемных сферах, которые могли пострадать в результате изнасилования, использование марихуаны было описано как показатель плохого самообладания — неспособности успокоить себя без помощи внешнего воздействия. Синди обещала отказаться от курения марихуаны во время психотерапии. Цели первой терапевтической сессии СРТ:
1) описание симптоматики ПТСР;
2) разъяснение пациенту причин и механизмов возникновения этих симптомов и их устойчивости;
3) обзор запланированного вмешательства, чтобы дать пациенту понять, почему важно выполнять домашние задания и регулярно посещать терапевтические сессии, заручиться согласием на сотрудничество, разъяснить, что психотерапия — процесс постепенный;
4) установить раппорт между пациентом и психотерапевтом;
5) дать пациенту возможность рассказать об изнасиловании или поговорить на интересующие его темы.
В случае Синди психотерапевт начала сессию с изложения результатов психологического обследования. На момент проведения интервью Синди страдала ПТСР и выраженной депрессией. Была описана симптоматика ПТСР и депрессии, в качестве причины упоминалось нарушение переработки информации. Психотерапевт пояснила, что у большинства людей изнасилование разрушает устоявшиеся представления: оно не укладывается в прежние представления о себе, окружающей действительности и других людях. Чтобы отвести этому событию соответствующее место в воспоминаниях, необходимо видоизменить (ассимилировать) информацию или скорректировать свое мировоззрение в соответствии с событием. Примером ассимиляции является искажение смысла события, чтобы нельзя было считать его изнасилованием или снять чувство вины за происшедшее. Приспособиться к произошедшему можно, резко изменив свои убеждения, например, вывод о том, что никому нельзя доверять. Как правило, в результате изнасилования меняются представления о собственной безопасности, доверии, власти, самооценке и близких отношениях. Психотерапевт описала, какие именно изменения претерпевают эти представления, причем любая из этих сфер может быть затронута. Кроме того, психотерапевт отметила, что если до изнасилования человек был уверен в своей безопасности и хорошо относился к окружающим, травмирующее событие, скорее всего, разрушит эти представления. Если же человек негативно относился к своему окружению, в результате изнасилования он еще более укрепится в своем мнении.
В связи с этими рассуждениями Синди охарактеризовала свое детство как счастливое. Она считала дом самым безопасным местом во всей округе, куда могли прийти поиграть соседские дети и где они могли найти приют в случае проблем в собственной семье. Синди сообщила, что ее отец воевал во Вьетнаме и до сих пор страдает ПТСР. Она описала его в дружеских тонах, но как человека замкнутого. Ее мать была фанатично увлечена идеей самосовершенствования, в их доме всегда было множество книг на эту тему. Синди описала свои отношения с ней как близкие и поддерживающие. У Синди был старший брат, с которым до изнасилования у нее были близкие отношения.
Рассказав о своем детстве, Синди уделила внимание тому, как все переменилось после травмирующего события. По ее словам, Синди призналась матери в том, что происходит, и именно терапия матери избавила ее от дальнейших посягательств. Вместе с тем после расспросов психотерапевта выяснилось, что Синди пожаловалась матери на то, что Марк к ней пристает и она не знает, как выйти из положения. В действительности она никогда не рассказывала матери об изнасиловании. Следовательно, члены семьи не знали, в чем причина произошедших с ней перемен. После изнасилования Синди потеряла интерес к школе и стала гулять с «проблемными» детьми. В течение последующего года она много лгала родителям и начала выпивать. Синди сообщила, что жила как в тумане. Они с матерью часто ссорились. Год спустя она в качестве пассажира попала в автокатастрофу. После этого в течение двух месяцев Синди не ходила в школу: у нее была повреждена спина. Она совсем отбилась от рук и встречалась с парнем, который считался грозой округи. Она забеременела и не знала, что ей делать. В тот раз Синди поддалась на уговоры отца и сделала аборт. Хотя сама она, скорее всего, пришла бы к такому же решению, она до сих пор жалеет о том, что позволила другим людям решать за себя. Синди не была уверена в своих силах и не стала поступать в колледж. Мать уговорила ее пойти в бизнес-школу учиться на секретаршу. На момент обращения за помощью она в течение шести месяцев не работала. Замужем пять лет, имеет двоих детей.
Психотерапевт так прокомментировала рассказ: «После изнасилования вы, похоже, сбились с пути». Синди ответила: «Да, я растерялась». К счастью, Синди повезло, и она вышла замуж за хорошего человека, который оказывал ей всяческую поддержку и не бросил ее после ее последнего любовного приключения. Он приветствовал ее усилия получить психотерапевтическую помощь. На этом этапе между Синди (С) и терапевтом (Т) состоялся следующий диалог:
С (возбужденно): Все так плохо, что не хочется об этом даже думать.
Т: Избегание — палка о двух концах С одной стороны, отмахиваясь от неприятных мыслей, вы чувствуете себя лучше, однако так вам никогда не избавиться от своих проблем.
С: Но…
Т: В среднем пациентки обращаются к нам за помощью спустя восемь лет после изнасилования.
С (с открытым от удивления ртом): Вот это да! Я-то считала, что нахожусь в худшем положении.
Т: Нет, ваша ситуация вполне типична. Некоторые приходят раньше, но бывают и такие, кто приходит через тридцать лет.
С: Мне кажется, со временем все становится на свои места, и понимаешь: надо что — то предпринимать.
Т: К сожалению, проблемы сами по себе не проходят. В конце концов приходится сказать себе: « Что я ни делаю, мне ничего не помогает».
С: Вы говорите себе: «Это в моей жизни было, но прошло… а сейчас у меня другие проблемы».
Т: Мы будем с вами работать по определенной системе. Я буду давать вам домашние задания, каждое из которых поможет вам вспомнить прошлое. Начнем с письменного задания. В следующий раз разговор пойдет о чувствах и о том, как правильно их называть, а также о взаимосвязи между мыслями и чувствами — что вы говорите себе, каковы ваши убеждения и что вы чувствуете. А теперь вам предстоит кое-что написать об изнасиловании, но не сухой полицейский отчет, а реальное описание событий…
С: Об изнасиловании?
Т {кивает): Да, и не забудьте о чувствах, обо всем, что помните и не помните, — все это нам пригодится в процессе психотерапии. Вам придется это сделать, даже если вы не хотите.
С {в волнении): О боже!
Т: Вам станет после этого гораздо легче.
С {прикрывает лицо руками): О нет!
Т: Это необходимо, чтобы освежить вашу память, в ней больше не должно быть за — крытых дверей. Пришло время проветрить комнаты.
С: Эти двери очень трудно открыть.
Т: Это действительно так; наверняка некоторые воспоминания будут от вас ускользать, но нам с вами непременно надо до них добраться. Надо вытащить их наружу, назвать вещи своими именами, обсудить их, чтобы вы смогли их принять.
Со временем ваши эмоции поутихнут, это единственное, что я могу вам пообещать. Позвольте себе прочувствовать свои переживания, и с каждым разом вам будет становиться легче; в конце концов ваши воспоминания совершенно пере — станут причинять вам беспокойство. С другой стороны, если сдерживать такие сильные чувства, вы всегда будете ощущать их в полной мере. Давайте отпустим их на свободу, пусть идут своей дорогой.
С: Вы собираетесь разжечь адское пламя.
Т: Знаю. И мы поможем вам не обжечься. Моя работа будет состоять в том, чтобы сидеть здесь и не давать вам сбиться с пути, свернуть, уклониться. Я собираюсь выяснить, на какие маленькие хитрости вы будете пускаться, и буду спрашивать вас: «О чем вы не договариваете?»
С: Уж будьте уверены.
Т: Итак, я собираюсь выяснить, вокруг какого «камня преткновения» вы ходите? Какой маленький фрагмент ваших воспоминаний мешает вам двигаться вперед? Знаете, то место, на котором пластинка…
С и Т {одновременно): заедает.
Т: Вам лучше сотрудничать со мной, а не прятаться. Мы с вами должны работать вместе.
Психотерапевт разъяснила, что психотерапия преследует три основные цели: дать Синди возможность вспомнить и принять все обстоятельства изнасилования; позволить ей прочувствовать свои эмоции и отреагировать на них, чтобы лишить свои воспоминания столь сильного эмоционального заряда; помочь нормализовать представления об окружающей действительности и о себе, которые подверглись искажению в результате травмирующего события. После этого экскурса в предстоящую психотерапию Синди получила первое задание — письменно рассказать о том, какое значение для нее имело это событие. Задание дается с целью выяснить, как пациент интерпретирует событие и какие изменения в его представлениях произошли после. Первое задание часто позволяет выявить «камни преткновения», или точки фиксации, — те места, где вступили в конфликт прежние убеждения и новая информация о событии. Синди было дано задание в следующей формулировке.
Составьте письменный рассказ объемом не менее страницы о том, что для вас значило быть изнасилованной. Отметьте, какое влияние оказало изнасилование на ваши представления о себе, об окружающей действительности, о других людях. При подготовке ответа уделите внимание следующим темам: безопасность, доверие, власть/компетентность, самооценка и интимные отношения. Принесите рассказ на следующую сессию.