Сессия 6 с Синди

Синди начала работать и проработала в течение первой недели свыше 40 часов. Она была увлечена своей новой работой и теми людьми, которые ее окружали. Впервые она пришла на сессию с невыполненным домашним заданием. Она сказала, что несколько раз пыталась начать работать над ним. Синди выразила озабоченность по поводу быстрых изменений в себе и заявила, что ей следует обдумать, что ей не хочется менять. Психотерапевту показалось, что Синди по-прежнему неоднозначно относится к успеху, который ее пугает; поэтому, изменившись слишком сильно (т. е. став «успешной»), она станет одной из тех людей, которых всегда презирала. Психотерапевт заверила Синди, что в ее намерения не входит изменять ее в нежелательном для нее направлении. Синди выразила некоторую тревогу в связи с тем, что изнасилование сильно повлияло на многие стороны ее личности. Складывалось впечатление, что ей не удалось выполнить домашнее задание потому, что беспокоившие ее мысли по-прежнему были туманны и расплывчаты. Психотерапевт помогла ей более четко сформулировать свои проблемы.
Т: Вы, безусловно, необычный человек. Дело, конечно, не только в том, что вы ста — ли жертвой изнасилования. Это было всегда. Однако изнасилование повлияло на некоторые ваши убеждения.
С: Я по-прежнему боюсь доверять людям.
Т: Это не та проблема, которую можно разрешить в течение нескольких сессий.
С: Я бы этого хотела. А жаль. (Смеется.)
Т: Цель психотерапии состоит в том, чтобы снабдить вас инструментами, дающими возможность решать, что в себе вы хотели бы изменить, а что нет. Речь идет не о том, чтобы автоматически изменить вашу реакцию на изнасилование, но предоставить вам право выбора…
С: …и возможность контролировать ситуацию.
Т: Основная идея заключается в том, чтобы вы могли становиться на разные точки зрения, а не фиксироваться на какой-то одной реакции. Чтобы вы не всегда находились в защитной позиции, ведь постоянное недоверие — это следствие стремления защитить себя.
С: Да, чтобы не подпускать никого близко.
Т: Когда вы сможете решать, кому доверять, а кому нет, вы не станете доверять всем подряд. Все зависит от вашего решения, главное — иметь выбор.
С: Если дело касается близких и любимых людей… это причиняет сильную боль.
Т: То, что вы сделали, вы сделали непреднамеренно, ситуация не была точно обозначена, поэтому и выбора у вас не было. В течение продолжительного времени у вас не было возможности исцелиться, потому что изнасилование не было названо изнасилованием; вот почему вы не могли получить помощь, в которой нуждались, чтобы…
С: …покончить с этим.
Т: Верно. Если взглянуть на вопросы, какие мысли у вас возникают, когда вы смотрите на эти вопросы? Вы сказали, что прочли их несколько раз. Я опять возвращаюсь к « камням преткновения».
С: Доверие — большая проблема. Еще одна проблема: идентичность — моя личность. Я как раз думала об этом.
Т: Когда просматривали список вопросов?
С: Да. Я не знаю ответа. Кто я такая?
Т: И как вы отвечаете на этот вопрос?
С: Не путаю ли я привычку с реальностью? А может, я другая, не такая, как я себе представляю? Меня изнасиловали, и это как-то повлияло на мою жизнь. Но, оглядываясь назад, я вижу, что всегда была такой; это привычка или так оно и есть на самом деле?
Т: Дело в том, что некоторые вещи существовали и до изнасилования, и теперь вы их определяете как негативные убеждения. Эти убеждения получили подкрепление в силу сложившихся обстоятельств. В начале психотерапии я уже упоминала об этом, но вскользь. Если у вас были проблемы с оценкой своей личности…
С: Мне было всего 15 лет.
Т: Итак, если вы были низкого мнения о себе до этого события, что вполне типично для…
С: Сейчас, к сожалению, об этом трудно судить.
Т: Ваше развитие пошло несколько в ином направлении… потому что, возможно, в подростковом возрасте у вас не было устоявшихся представлений о себе.
С: Конечно, я только вступала в жизнь.
Т: Однако вы упомянули об этом, когда читали свое домашнее задание. Вы со всей определенностью сказали: «Я изменилась за эту ночь». Следует понимать, что вы стали не такой, какой были до этого события.
С: Да. (Пауза.) Я замкнулась, я…
Т: Таким образом, тема замкнутости для вас болезненна.
С: Да.
Т: Как насчет того, чтобы немного измениться в обратную сторону, чтобы обрести некое равновесие?
С: Я думаю, это было бы здорово. Все дело в привычке.
Т: Нет ли у вас в связи с этим каких-либо опасений типа «Это опасно, меня могут опять изнасиловать»?
С: Нет.
Т: Или «Мне могут причинить боль»?
С: Полагаю, последнее. Я веду себя честно, замкнутость служит гарантией моей безопасности. Никто не может причинить мне боли. Никто не может отнять у меня…
Т: Это действительно так? Взгляните на список. Что говорит о том, что никто не причинит вам боль, если вы останетесь замкнутой?
С: Потому что никто не знает, что у меня внутри. Им до меня не добраться.
Т: Но вам могут причинить боль другими способами.
С: Да.
Т: Вы способны чувствовать боль, оставаясь замкнутой?
С: Да.
Т: Такое впечатление, что вы сами причиняете себе страдания. И не хотите, чтобы это делал кто-то еще.
С: Да… это сродни паранойе, уничтожает тебя изнутри. Зачем мне оставаться замкнутой? Я хочу быть открытой, я не думаю, что другие люди тут же начнут делать мне гадости.
Т: Давайте взглянем на этот список в свете утверждения: «Я боюсь быть открытой». Каковы доказательства в пользу того, что открытость заставит вас больше страдать?
С: Люди в большинстве справедливы… нет таких доказательств. Но я пыталась, и безуспешно.
Т: Один раз?
С: Нет, несколько раз. Несколько раз я предпринимала попытки поделиться своими страданиями. Люди, в силу человеческой природы, реагировали… (Откидывается назад с непроницаемым выражением лица.)
Т: Давайте попробуем изменить слово «буду» на «могу»? «Я могу пострадать» вместо «Я буду страдать». Это не одно и то же; вряд ли сто процентов людей причинят вам страдания, не так ли?
С: Конечно. Кроме того, в ряде случаев я страдала оттого, что они не знали, как мне помочь.
Т: Потому что на самом деле вы не были вполне открытой.
С: Да. Они не знали, что произошло в действительности, поэтому и не могли мне помочь.
Т: Верно. Итак, замкнутость на самом деле ни от чего вас не защитила.
С: Да.
Т: Хорошо. Таким образом, у нас есть доказательства того, что замкнутость не обязательно способствует вашей безопасности.
С: Но зато заставляет чувствовать себя одинокой.
Т: А это само по себе причиняет страдания. Итак, в нашем распоряжении несколько фактов. Открытость вовсе не обязательно причиняет дополнительные страдания. Замкнутость создает не меньше проблем, только эти проблемы другого рода.
С: Да. Они внутри меня.
Т: Потому что люди вас не понимают. Они не представляют себе, что с вами происходит.
С: На поверхности они видят прямо противоположное тому, что происходит у меня внутри.
Т: Вот именно.
С: Это отчасти защищает меня, но причиняет сильные страдания.
Т: Ладно. Итак, рассмотрим следующее утверждение: «Если я буду открытой, я буду страдать». Какой вопрос значится в списке под номером два?
С (читает): «Не путаете ли вы привычку с реальностью?» Это привычка. Не знаю, когда я приняла такое решение, возможно, той ночью… Я буду одна. И я буду сильной. Никто не проникнет ко мне. Никто и никогда. Но теперь это, несомненно, привычка.
Т: В правильности которой вы не пытались усомниться, во всяком случае, до настоящего момента.
С: Я видела, что так вел себя мой отец. Именно так он справлялся и продолжает справляться со своими проблемами.
Т: Это помогает ему ?
С: Нисколько. (Обе смеются.) Думаю, он сумасшедший.
Т: И что?
С: Именно поэтому некоторые говорят: «Ты в точности, как твой отец». Я спорю с ними, но это правда.
Т: Таким образом, вам надо искать другой способ. Если это не помогло ему и не помогает и вам, то вам придется придумать что-то другое.
С: Я понимаю, почему это не работает. Просто… люди хотят помочь. Таких, как мы с ним, трудно переубедить. Мы считаем, что страдать — это нормально. Но это не нормально. Но ты убеждаешь себя, что это лучше, чем позволить другим…
Т: Теперь вы можете принимать решения самостоятельно.
С: Да. Я не могу повлиять на других людей, помешать им причинять мне боль. Тут ничего не поделаешь, но зато можно контролировать ситуацию, когда речь идет о том, чтобы…
С и Т (одновременно): …причинять боль себе.
Т: Для этого есть как минимум две причины. Во-первых, вы действительно можете сами некоторым образом контролировать ситуацию, когда она вполне предсказуема, а источник угрозы очевиден: вы сами. С другой стороны, посмотрите, чего вы лишаетесь: люди не могут прийти к вам на помощь.
С: Когда в этом нуждаешься.
Т: Да.
С: И желаешь, хочешь этого.
Т: Представьте себе, как хорошо вы будете себя чувствовать, когда откроетесь и дадите окружающим возможность оказать вам помощь.
С: Конечно.
Психотерапевт привела в качестве примера случай самой Синди, когда она поделилась своими переживаниями с мужем и он поддержал ее. Синди согласилась, что это действительно помогло. Психотерапевт с Синди потратили большую часть сессии, просматривая вопросы из списка с учетом именно этого иррационального убеждения. В какой-то момент психотерапевт предложила иначе подойти к утверждению: «Если я откроюсь людям, я буду страдать». Психотерапевт спросила: «Откроетесь в чем? Расскажете об изнасиловании? О чем-то еще? Обо всем?» Психотерапевт подчеркнула, что некоторые темы, очевидно, менее рискованны, чем другие: например, разговоры о погоде. Есть смысл начать с менее болезненных тем. Психотерапевт обсудила с пациенткой способы обращения за помощью, напомнила, что люди часто стремятся оказать поддержку, но могут не знать, как это сделать. Психотерапевт разъяснила Синди, как дать людям понять, чего именно от них ждешь.
После этой дискуссии психотерапевт познакомила пациентку с Перечнем ошибочных стереотипов мышления (Faulty Thinking Patterns list). В перечне указаны некоторые типы ошибочных стереотипов (например, чрезмерное упрощение, чрезмерная генерализация и выводы, сделанные на основании эмоций). Психотерапевт описала, как можно определить, к какой категории относится то или иное частное рассуждение. Пациентка и психотерапевт просмотрели перечень и привели примеры каждого из ошибочных стереотипов. Например, для пункта «Отбрасывание важных аспектов ситуации» психотерапевт предложила высказывание, которое Синди неоднократно повторяла в процессе психотерапии: Синди говорила, что никогда не смотрит новости, потому что в них показывают, насколько жесток окружающий мир и насколько плохи люди, его населяющие. Психотерапевт обратила внимание пациентки на то, что она не учитывает того, что в новостях рассказывают лишь о необычных и наиболее существенных событиях; телеведущие ни словом не упоминают о миллионах людей, которые спокойно прожили этот день и не совершили никаких преступлений.
Когда они дошли до пункта «Чрезмерная генерализация на основании единичного события», Синди сообщила, что ее представления стали постепенно меняться. Когда она видит красивую машину или человека, облеченного властью, она говорит себе: «Это потому, что ему удалось чего-то достичь; это вовсе не обязательно означает, что ему для этого надо было идти по трупам. Возможно, он просто много работал». Психотерапевт добавила, что обычно те, кто много трудится, не попадают в сводку новостей. Они спокойно занимаются любимым делом, растят детей. Синди получила домашнее задание перечитать список ошибочных стереотипов мышления и отметить те из них, которые она сама использует чаще всего.