Сессия 7 с Синди

На следующей сессии Синди вновь заговорила о своей новой работе. Она сильно уставала, поскольку за прошедшую неделю ей пришлось работать более 60 часов. Психотерапевт поинтересовалась, удалось ли ей справиться с домашним заданием. Хотя Синди не выполнила письменного задания, она сообщила, что часто заглядывала в перечень и использовала его в общении со своей подругой. Оказывается, в течение долгих лет в их общении часто использовались ошибочные стереотипы мышления, причем как той, так и другой стороной. На прошлой неделе подруга позвонила Синди домой и наговорила ее мужу много ужасных вещей про Синди. На это муж Синди сказал, что его жена — прекрасная женщина, и велел оставить их в покое. Хотя так случилось, что мучительные отношения разорвал муж, Синди была довольна, поскольку сама собиралась это сделать. Она выразила чувство облегчения, оттого что избавилась от неприятной знакомой.
Психотерапевт потратила некоторое время на то, чтобы просмотреть перечень и узнать, какие ошибочные стереотипы в прошлом использовала Синди. На этом этапе терапевт сидела позади, давая Синди возможность самой оспорить собственные убеждения. На самом деле ее вмешательства почти не требовалось, она только давала Синди необходимую информацию, в частности предложила Анкету оспаривания убеждений (Challenging Beliefs worksheet, см. «Сессия 9»).
Т: Очень хорошо. Давайте рассмотрим новый материал, и я вам кое-что покажу.
С: Хорошо.
Т: Вы не должны ничего пропускать. Надо выполнить этот пункт.
С: Ладно.
Т: Мы начинаем работать с новой формой. Помните, вы выполняли задания А-В-С?
С: Да.
Т (указывает на рамки в анкете): Вот А, В и С. Это совершенно другая анкета для работы над точками фиксации. Даже если вам кажется, что вы разрешили ту или иную проблему, еще раз ее проработайте, чтобы лишний раз в этом убедиться.
С: Хорошо. Я уверена, что их немного. Я…
Т: Ну, проблемы с доверием, кому следует и кому не следует доверять, а также близкие отношения.
С: Да, и еще мои представления о себе, например уверенность в своих силах Я думаю, речь идет о самооценке.
Т: Итак, я предлагаю вам выбрать пару точек фиксации и сосредоточиться на них А теперь давайте обсудим тему безопасности и посмотрим, нет ли у вас связанных с ней точек фиксации. Например, ваше отношение к теленовостям свидетельствует о том, что зло и насилие в окружающем вас мире возведено в ранг нормы. Это и есть точка фиксации, поскольку вы во всем видите опасность, не пытаясь…
С: Да, весь мир… словно полон тухлятины. Даже телеведущие протухли, оттого что я на них смотрю. (Обе смеются.)
Т: Вот именно. Итак, опять А, В и С, то есть событие, мысль или убеждение, а здесь ваши чувства. Здесь вы фиксируете свою автоматическую мысль, но на этот раз следует указать, насколько вы в ней убеждены. Дело в том, что в процессе изменений ваши представления будут меняться. Например, вначале вы говорите: «Все протухло. Я убеждена в этом на сто процентов». Далее вы, возможно, скажете: «Ну что же, это в основном верно». Итак, постарайтесь точнее указать, на — сколько вы убеждены в правильности того или иного утверждения. Посмотрим, наметились ли в вашей броне трещины.
С: Хорошо.
Т: Свои чувства записывайте сюда. Это часть С. Вам опять следует указать степень их выраженности, чтобы в конце мы могли сравнить ваши ответы. После завершения курса психотерапии вы сами увидите, насколько вы изменились. Вот простой пример. Давайте определим, насколько сильны ваши эмоции. Можно ли их оценить в сто, тридцать или пятьдесят процентов? Кроме того, у вас одно — временно может присутствовать несколько эмоций. Например, печаль, злость, обида, радость.
С: Я по-прежнему немного злюсь на него.
Т: Допустим. Вы заполнили эту часть, перейдем к следующей. Вот вопросы, которые вам следует себе задать: какие есть доказательства в пользу этого? Работая с каждой точкой фиксации, необходимо просмотреть весь список, чтобы решить, есть ли какие-либо основания так считать и не склонны ли вы думать по принципу «все или ничего». Не вырываете ли вы событие из контекста? А вот и перечень ошибочных стереотипов мышления: не впадаю ли я в одну из этих ошибок? Возможно, я преувеличиваю значение этого явления? Или не замечаю важных деталей?
С: Понятно.
Т: Не делаю ли я поспешных выводов на основании эмоций?
С: Чрезмерное упрощение. Это и хорошо и плохо.
Т: Да. Таким образом, возникает важный вопрос: что еще я могла бы себе сказать? Я имею в виду с учетом отсутствия веских доказательств или ошибочности стереотипов мышления. Что еще можно сказать себе в подобной ситуации? Как интерпретировать ее иначе? Понятно?
С: Просто перевернуть все наоборот.
Т: Или уравновесить. Иногда нет необходимости бросаться из крайности в крайность. Достаточно пройти часть пути (показывает жестом). «Допустим, есть плохие люди. Но это не обязательно означает, что на меня всегда будут нападать и что я никогда не буду чувствовать себя в безопасности, и нет никого, кто заслуживал бы доверия. Следовательно, вам надо придумать для себя нечто более реалистичное.
С: Не все те, кто учится в Военной академии, — дурные люди. (Обе смеются.)
Т: Хорошо? Этот небольшой раздел — своего рода игра. Иногда вам кажется, что некое событие — это полная катастрофа, что может быть хуже? Если кто-то предал вас, вы можете сказать себе что-то вроде «Я дам ему еще один шанс или найду кого-нибудь другого или что-то еще». Вам следует подумать о том, что может произойти в худшем случае и что вы будете делать, если это все же случится. Вот и спросите себя, что вам делать. Это делается для того, чтобы увидеть событие в истинном свете; возможно, никакой трагедии в нем вовсе и нет.
С: Избавиться от ненужных эмоций и попытаться реально что-то предпринять.
Т: Обязательно. В конце нашей с вами работы вы захотите заново оценить свои убеждения. Задав себе все эти вопросы, увидев все ошибочные стереотипы и рассмотрев возможные альтернативы, насколько вы убеждены в своей правоте после того, как вы задали себе все эти вопросы, увидели все ошибочные стерео — типы и рассмотрели возможные альтернативы? Что вы чувствуете теперь, когда закончили заполнять анкету? Это активный способ работы со своими проблемами.
С: Это сродни тому, как работает мозг, только это нагляднее…
Т: Мы с вами проработаем все это вместе. Я буду предлагать вам другие точки зрения на ваши проблемы, говоря: «Подождите минутку».
С: Хорошо.
Т: После проделанной (в основном вами) работы необходимо будет убедиться в том, что вы больше не вернетесь к прежним ошибочным стереотипам. Кроме того, в жизни вам предстоит столкнуться и с другими проблемами.
С: Да, я тоже об этом подумала.
Т: Это действенные инструменты, которые позволят вам решать все проблемы, с которыми вам предстоит встретиться.
С: Это так (показывая на перечни вопросов и ошибочных стереотипов мышления), потому что я сама в этом убедилась. Когда у меня возникли разногласия с подругой, я просмотрела ваши материалы. Это мне очень помогло. Оказывается, я многого не замечала…
Т: Да. Я дам вам с собой несколько экземпляров, чтобы вы могли работать дома.
С: Хорошо.
Т: Мне хотелось бы показать вам в качестве примера работу другой пациентки. Вот ее точка фиксации: «Я считаю, что была в некоторой мере разрушена из-за того, что подверглась изнасилованию. Теперь со мной что-то не в порядке». А вот и та мысль, которую она постоянно про себя повторяет и которая питает эту точку фиксации: «Со мной что-то не в порядке, потому что он решил, что может изнасиловать меня». Знакомо, не правда ли?
С: Да. (Смеется.) Это случайно не я сказала?
Т: Нет.
Психотерапевт с пациенткой просмотрели анкету, служащую примером, и Синди разобралась в ней достаточно хорошо. Психотерапевт предупредила Синди, что, если ей не удастся обнаружить ошибочных стереотипов мышления, не следует ожидать и перемен в чувствах. Кроме того, не надо ожидать, что убеждения и чувства полностью изменятся уже в процессе работы над анкетой. Старые убеждения предстоит полностью уничтожить, а новые должны войти в привычку, только тогда возможны стойкие изменения. Синди было предложено несколько раз перечитать заполненные анкеты, чтобы ускорить этот процесс.
Далее следовало обсудить тему безопасности. Синди было предложено прочитать первый из пяти модулей (информационных сообщений на две-три страницы, посвященных каждой из следующих тем: безопасность, доверие, власть, самооценка, близкие отношения), и заполнить несколько экземпляров анкеты оспаривания убеждений. В этих сообщениях говорилось о том, как представления о себе и других могут быть опровергнуты или подтверждены после изнасилования в зависимости от предшествующего жизненного опыта. В этих сообщениях также описывались эмоциональные и поведенческие последствия ошибочных убеждений, связанных с каждой из вышеперечисленных тем, а также предлагались альтернативные утверждения.
Синди заявила, что до изнасилования всегда чувствовала себя в безопасности и полагала, что она сама и члены ее семьи способны ее защитить. После изнасилования проблема безопасности была не такой острой, как проблема доверия, но это проявлялось в мелочах, например в нежелании смотреть телевизионные новости. Психотерапевт предложила Синди заполнить анкету и на эту тему.