Сессия 8 с Синди

Синди принесла на сессию две анкеты с домашним заданием, которое она не вы — полнила в прошлый раз: Перечень вопросов, позволяющих поставить под сомнение иррациональные убеждения, и Перечень ошибочных стереотипов мышления. Она не заполнила ни одной анкеты на тему безопасности. В перечне вопросов Синди решила поработать над утверждением: «Если бы я обратилась за помощью в связи с изнасилованием, меня обвинили бы в том, что это произошло». Психотерапевт отметила, что это утверждение стало шагом вперед по сравнению с предыдущими высказываниями; во всяком случае, оно звучало менее категорично. Синди прочла ответы, представленные в форме 2.2.
Прочитав и обсудив свои ответы, Синди привела три примера ошибочных стереотипов мышления, которые она заметила у себя и которые были связаны с изнасилованием. Оставшаяся часть анкеты была не заполнена. Психотерапевт обсудила с Синди эти три пункта (см. форму 2.3).
Психотерапевт обратила внимание пациентки на то, что иногда само по себе изнасилование, т. е. половой акт, запоминается гораздо лучше, чем другие важные моменты. Тот факт, что Марк тащил Синди по коридору, однозначно свидетельствует об изнасиловании, но этот факт не вписывался в созданную Синди схему и был поэтому в большей степени подвержен искажениям (амнезии). Психотерапевт предложила Синди привести несколько примеров тех ошибочны стереотипов мышления, которые она пропустила при выполнении домашнее задания: чрезмерное упрощение значения события как хорошего или плохой склонность руководствоваться эмоциями в своих рассуждениях и чтение мыслей.
Ниже приведен перечень вопросов, которые помогут вам преодолеть свои неадаптивные или сомнительные убеждения. Не все из вопросов подойдут к выбранному вами утверждению. Постарайтесь дать ответ на как можно большее число перечисленных ниже вопросов применительно к тому убеждению, которое вы решили поставить под сомнение. Убеждение. Если бы я обратилась за помощью в связи с изнасилованием, меня бы обвинили в том, что это произошло.
1. Какие у вас есть доводы за и против этой идеи?
Хотя некоторые люди поверили бы мне, обязательно нашлись бы и такие, которые подумали бы, что Марк не сделал бы этого, если бы я сама не захотела, а теперь я пытаюсь его оклеветать.
2. Не путаете ли вы привычку с реальными обстоятельствами?
Это реальный факт.
3. Не является ли ваша интерпретация ситуации слишком далекой от реальности, чтобы быть справедливой?
Да, я полагала, что большинство людей по-разному относятся к изнасилованию и жестокому обращению. Людям в целом это не безразлично.
4. Не склонны ли вы руководствоваться в своих рассуждениях принципом «все или ничего»? Да, это так. Когда находишься там, где это происходит, и ничего не предпринимаешь, возникает чувство вины. Полагаю, они (люди в целом) не приветствуют изнасилования и жестокого обращения, но когда это происходит, они не хотят вмешиваться или в некоторых случаях девушке говорят, иногда даже в суде, что она сама просила об этом и ей это нравилось.
5. Используете ли вы слишком категоричные или преувеличенные слова или фразы (например, всегда, навсегда, никогда, необходимо, должен, не могу и всякий раз)?
Да.
6. Не вырываете ли вы отдельные примеры из контекста?
Да, меня изнасиловали несколько раз, и я хорошо представляю себе состояние других женщин и детей, которые тоже это пережили. Не позволяя своей боли вырваться наружу, я ощущаю боль и гнев каждой жертвы изнасилования и ребенка, подвергшегося жестокому обращению, о которых рассказывают в телевизионных передачах. Мой гнев питается гневом множества других, и я уже не думаю о собственной боли.
7. Не придумываете ли вы для себя извинений (например: «я не боюсь»; «я просто не хочу выходить на улицу»; «окружающие хотят видеть меня совершенной» или «я не хочу звонить домой, потому что у меня нет времени»)?
Нет, я только говорю себе: «Другие люди не причинят мне вреда. Пусть только попробуют, я им отомщу».
8. Достаточно ли надежен ваш источник информации?
Источником информации для меня было телевидение; это — вполне надежный источник. Я вырывала информацию из контекста.
9. Не склонны ли вы думать категорично вместо того, чтобы учитывать вероятность со бытия?
Я была уверена в том, что если расскажу о случившемся, то испорчу себе жизнь. Окружающие скорее всего поверили бы Марку.
10. Не путаете ли вы высокую вероятность события с низкой? Да.
Я полагала, что сухим из воды выйдет скорее он, чем я.
11. Не основаны ли ваши суждения скорее на эмоциях, чем на фактах? Да.
Они были основаны на эмоциях. Я вообще не учитывала фактов.
12. Не склонны ли вы концентрировать внимание на не относящихся к делу фактах?
Да. Хотя это не помогло некоторым из тех, кого показывали по телевизору, множеству людей была оказана помощь, но эти люди редко бывали героями телевизионных репортажей.

Форма 2.2. Вопросы, позволяющие поставить под сомнение иррациональные убеждения

Ниже перечислены несколько типов ошибочных стереотипов мышления, которые используют люди в разных жизненных ситуациях. Эти стереотипы часто становятся автоматическими, привычными мыслями, которые заставляют нас совершать поступки себе во вред.
Проанализируйте собственные точки фиксации и приведите примеры использования каждого из этих стереотипов. Укажите под соответствующим стереотипом точку фиксации и опишите механизм ее влияния на данный стереотип. Поразмышляйте над тем, какое значение имеют эти стереотипы в вашей жизни.
1. Склонность делать выводы в отсутствие фактов или при их противоречивости.
Хотя я никому не рассказала о том, что со мной произошло, я была убеждена, что вину непременно взвалят на меня. Меня станут стыдить. Я так никому и не рассказала, по — этому я не могу судить о реакции людей. Насколько мне известно, я бы получила поддержку.
2. Преувеличение или преуменьшение значения события: склонность делать из мухи слона или наоборот.
Я позволила ситуации выйти из-под контроля, когда позволила ему поцеловать себя во время танца. Когда он поцеловал меня, мне это понравилось. Почему я не оказала сопротивления? Потому что была в шоке. Я не возражала против поцелуя, но была против изнасилования.
3. Пренебрежение важными аспектами ситуации.
Изнасилование есть изнасилование. Совершенно вылетело из памяти, как он тащил меня по коридору.
4. Чрезмерное упрощение событий или убеждений, деление на плохое-хорошее, прав ильное-неправ ильное.
5. Чрезмерная генерализация на основании единичного случая: восприятие негативного события как нескончаемой череды поражений или распространение представлений о насильнике на целую группу людей.
6. Чтение мыслей: убежденность в том, что люди плохо о вас думают, когда для этого нет явных оснований.
7. Рассуждения, основанные на эмоциях: склонность делать выводы, исходя из собственных чувств, а не из фактов.

Форма 2.3. Ошибочные стереотипы мышления

лей». Синди заявила, что упрощает ситуацию довольно часто, и без труда составила список: «эти люди плохие», «судебная система никуда не годится», «я плохая», «он поступил в Академию, значит, он хороший». Кроме того, она привела несколько примеров эмоциональных рассуждений, но такой стереотип, как «чтение мыслей», поставил ее в тупик. Психотерапевт помогла ей, предложив вспомнить, как она предвосхищает реакцию людей. Синди сразу поняла, о чем идет речь: «Я не дала своим родителям шанса помочь мне. Я всех лишила такой возможности». Хотя в домашнем задании не было ни слова про чувство безопасности, психотерапевт подняла эту тему на сессии, чтобы убедиться, нет ли у Синди и здесь точек фиксации. Отвечая на вопросы, Синди заявила, что не боится оставаться наедине с мужчиной, проявляет осторожность, садясь в свою машину, быстро составляет план действий, когда оказывается в потенциально опасной ситуации, и не носит с собой оружия. В целом принимаемые ею меры предосторожности позволяют чувствовать себя в безопасности, при этом Синди нисколько не преувеличивает опасность окружающих. Синди сказала, что сразу же после изнасилования поняла, что это мог сделать не только Марк, но и любой другой человек. Вместе с тем в настоящее время она полагает, что в случае нападения лучше сумеет лучше защитить себя и так просто не сдастся. Психотерапевт решила оставить тему безопасности, поскольку представления Синди, по -видимому, были вполне адекватными, а принимаемые ею меры предосторожности — разумными.
Затем они перешли к теме доверия. Синди отметила, что наиболее близкие ей люди страшили ее больше всего. Вместе с тем она с готовностью признала, что ее жизненный опыт до изнасилования был достаточно позитивным. Психотерапевт и Синди просмотрели модуль, посвященный доверию, и Синди обнаружила, что все перечисленные там возможные последствия имели к ней самое непосредственное отношение. Она сообщила, что действительно пыталась вести себя с мужем более открыто, больше говорить с ним, в том числе о чувствах. Их отношения улучшились, она стала чувствовать себя более спокойно и комфортно.
Когда психотерапевт задала вопрос о других межличностных отношениях, Синди заявила, что у нее нет близких друзей, за исключением матери. Она сказала, что у нее была подруга, но теперь она ей не доверяет. Кроме того, на новой работе она заставляет себя сближаться с людьми, налаживать с ними дружеские отношения. Психотерапевт поинтересовалась, нет ли у Синди знакомых, с которыми в перспективе можно было бы установить близкие отношения. Синди ответила утвердительно. Она также отметила, что, встретившись с новыми сотрудниками до психотерапии, скорее всего отнеслась бы к ним с подозрением, как к притворщикам. Теперь же она понимает, что они не такие. Они искренние и приятные люди. Психотерапевт завершила сессию, напомнив Синди о том, что доверие не возникает как по мановению волшебной палочки. Для построения доверительных отношений требуется немало времени, и они проходят ряд стадий.