Сессия 9 с Синди

Синди попросила отменить сессию из-за напряженного рабочего графика, а также смерти одного из родственников мужа. Тем не менее на очередную сессию она принесла несколько заполненных анкет оспаривания убеждений. Хотя, по ее словам, сейчас она не чувствует себя столь бодрой, как раньше, она решила заполнить несколько анкет на тему своих представлений об изнасиловании, поскольку эти представления заметно влияют на построение доверительных отношений с окружающими. (Две из этих анкет представлены в формах 2.4 и 2.5.)
Психотерапевт похвалила Синди за проделанную работу. Она сказала, что, судя по первой анкете, представления и чувства Синди не претерпели сильных изменений, однако ее суждения стали более обоснованными. Они обсудили, можно ли теперь, спустя 10 лет, сообщить близким о том, что произошло. Учитывая успехи и популярность Марка, многие люди вряд ли могли представить себе, что он мог совершить изнасилование. Не следовало забывать и о том, что некоторые так и не смогут в это поверить. Кроме того, можно было поговорить и с самим Марком. Синди с готовностью согласилась, а ее следующая анкета свидетельствовала о том, что она постепенно отходит от недоверия ко всем без исключения людям. Психотерапевт и Синди подробнее остановились на третьей анкете (см. форму 2.6).
Т: Почему вы хотите простить его?
С: Потому что он был мне не безразличен. А я не хочу ненавидеть человека всю жизнь. Т: В том случае, если вы не простите его, вам придется его ненавидеть
всю жизнь?
Т: Как это может сказаться на ваших отношениях с братом?
С: Не думаю, что я стану посвящать его в это. …Я скучаю по нему. Мы не виделись больше месяца.
Т: Из-за этого? {Делает круговое движение рукой, имея в виду психотерапию.)
С: Да.
Т: Что вы собираетесь в связи с этим предпринять?
С: Моя мать тоже постоянно об этом спрашивает. Вероятно, он расстроен и ждет, чтобы я ему позвонила.
Т: Отдаете ли вы себе отчет в том, что помешали Марку совершенно испортить вам жизнь? Однако он по-прежнему мешает вам наладить отношения с братом, а вы ничего не предпринимаете. Вы опасаетесь, что ваш брат станет на сторону Марка?
С: Нет, я боюсь причинить ему страдания.
Т: Это действительно так? Ведь он ваш брат и ему неприятно, что вы держите его на расстоянии. Возможно, выход из положения в том, чтобы сказать что-то типа: «Знаешь, давным-давно произошло кое-что, о чем ты не знаешь. Я не рассказывала тебе об этом, не желая причинить тебе страдания. С другой стороны, я вижу, что эта тайна мешает нашим отношениям. Мне необходимо знать, что ты меня поддерживаешь, чтобы мы могли вновь наладить наши отношения. Итак, я решила рискнуть, хотя и не уверена, что ты справишься». Это помогло бы ему понять многое, например, почему вы так сильно переменились и почему отдалились от него.
С: И от многих других людей.
Т: Конечно. Он уже достаточно взрослый, чтобы справиться с этой ситуацией.
С: Часть меня хочет рассказать ему все, но другая часть боится причинить ему страдания.
Т: Вы не даете ему возможности сблизиться с вами, оказать вам поддержку.
С: И я причиняю боль ему и себе, откладывая разговор с ним.
Т: Кроме того, вы защищаете его и не позволяете ему иметь собственное мнение.
С: Но я точно знаю, что он очень расстроится.
Т: Это его дело.
С: Но это связано с тем, что произошло. Это случилось со мной, и этого нельзя отрицать.
Т: Нет, это не совсем так. Вполне нормально ощущать печаль и боль, если с твоей сестрой приключилась беда. Эти чувства вполне оправданны, и он имеет на них право. Но не удивляйтесь, если он разозлится на вас за то, что вы не сказали ему об этом раньше. Иногда, когда вы слишком долго о чем-то умалчиваете, потом приходится объяснять, почему вы сразу же не поставили человека в известность. Иначе этот человек может настолько углубиться в тему «Почему ты мне не сказала?», что упустит смысл сообщения и позабудет о необходимости оказать вам поддержку, потому что будет обижен вашим недоверием. Вот почему вам следует добавить: «Я никогда не рассказывала тебе об этом, потому что знала, что ты расстроишься. Кроме того, я знала, что тебе придется пересмотреть свои отношения с другом (и так далее, что вы сочтете необходимым добавить). Теперь я вижу, что наши отношения разладились, и не хочу, чтобы так продолжалось и дальше».
С: Верно. Думаю, я перестала с ним разговаривать именно поэтому. Этот вопрос очень меня беспокоил.
Т: Вы можете также сказать, что проработали эту проблему во время психотерапии, а до этого вам было трудно разговаривать с ним.
С: Да, надо обязательно поговорить с ним. Мне кажется, стоит нам сесть и все обсудить, как все разрешится. Может быть, мы даже станем ближе друг другу.
Т: Для этого все и делается. Это способ наладить ваши отношения, испорченные из-за Марка. Теперь вы можете это сделать. С: Знаете, я ведь долго злилась на брата из-за этого.
Т: Возлагали на него часть вины?
С: Почему я не могла поговорить с ним? Т: Вы могли и не могли одновременно.
С: Я не была уверена, что ему можно доверять. Я не знала, чью сторону он примет.
Я сомневалась в том, что он поддержит меня, ведь Марк играл важную роль в его жизни.
Т: Сейчас этого нельзя сказать наверняка. Ему придется принимать решение, но
это его дело, не ваше.
С: Мне надо поговорить с ним.
Психотерапевт поинтересовалась у Синди, какие у нее отношения с отцом. В разговоре выяснилось, что Синди по -прежнему склонна его щадить, поскольку он страдал ПТСР со времен войны во Вьетнаме. Психотерапевт предложила прекратить его опекать и позволить ему выступить по отношению к своей дочери в роли отца.
На этом этапе психотерапевт предложила Синди информационный модуль на тему власти/контроля. Они обсудили эту информацию, и психотерапевт предположила, что Синди не могла контролировать свою жизнь в течение года после изнасилования. Синди согласилась, так как у нее также сложилось впечатление, что абсолютно все вышло из под контроля. Они обсудили ее попытки, в том числе продолжающиеся в настоящее время, контролировать сообщаемую людям информацию с целью избавить их от страданий. Как обычно, Синди получила домашнее задание — на этот раз заполнить анкеты оспаривания убеждений на тему власти/контроля.