Случай ПТСР из практики

Синди, 26 лет, обратилась за помощью в связи с изнасилованием, которое произошло 10 лет назад. Поскольку она уже была участницей проводимого исследования, диагностику у нее провел штатный психолог, используя при этом стандартизованное интервью и батарею опросников-самоотчетов. Психотерапия была планирована в стандартном формате терапии СРТ, и пациентка была направлена к психотерапевту.
Исходная информация
К моменту обращения за помощью Синди уже была замужем, имела двоих малолетних детей и не работала, хотя была принята на работу в качестве внештатного сотрудника, причем работа должна была начаться во время курса психотерапии. Синди получила среднее образование и закончила бизнес-школу.
Депрессия развилась у Синди осенью (за три месяца до проведения интервью) после любовной связи, продолжавшейся в течение пяти недель. Во время этих отношений проявился флэшбек-эффект, стали возникать навязчивые воспоминания
о событии, которое произошло 10 лет назад. Когда Синди осознала, что текущие отношения пришлись на то время года, когда за 10 лет до этого она подверглась изнасилованию, она порвала со своим новым знакомым. Несмотря на это, депрессия усиливалась, временами возникало сильное возбуждение, все чаще появлялись навязчивые размышления. Только теперь, спустя 10 лет, она смогла назвать прошлую травму изнасилованием. До этого Синди уже трижды обращалась к психотерапевтам, но каждый раз дело не шло дальше первой встречи.
Во время первичного интервью Синди сообщила, что неоднократно подвергалась изнасилованию на протяжении пяти недель. Виновником был близкий друг семьи, примерно одних с ней лет, живший в доме напротив. Мальчик был из неблагополучной семьи, и родители Синди опекали его. Он был в приятельских отношениях с братом Синди, много времени проводил у них дома и очень нравился ее родителям. Отношения Синди и Марка (так звали мальчика) были братскими. Во время первичного интервью Синди рассказывала о произошедшем довольно сухо, избегая встречаться взглядом с психологом, проводившим интервью. Интервьюер не настаивал на том, чтобы она сообщила как можно больше подробностей, и продолжал задавать стандартные вопросы.
Благодаря интервью выяснилось, что Синди до изнасилования была девственницей и не очень доверяла Марку. Он просто запугал ее, не прибегая к оружию или физической силе. Она неоднократно подвергалась изнасилованию, включая оральный, анальный и вагинальный секс. Во время половых сношений ее основными реакциями были чувство отстраненности, вины, оцепенения и замешательства. О том, что произошло, в полицию не сообщили, медицинская помощь Синди также не была оказана. Во время интервью Синди сообщила, что пыталась делиться своими переживаниями с близкими людьми, но их реакция была негативной, из чего она заключила, что в настоящее время ее социальная поддержка оставляет желать лучшего. По ее словам, в детстве она не была жертвой инцеста или жестокого обращения со стороны родителей. Во время первичного интервью Синди призналась, что понемногу курит марихуану. Она не желала отказываться от этой привычки. Она также заявила, что предшествующий психотерапевт делал попытки убедить ее бросить наркотики. Когда Синди сказала ему, что это для нее своего рода костыли, он заявил, что наркотики — самостоятельная проблема, а не симптом. Она с этим не согласилась, сказала, что не собирается делать эту проблему центральной, и отказалась от психотерапии.
По результатам психологического тестирования показатели Синди были высокими, как и у других жертв изнасилования в начале психотерапии (Resick & Schnicke, 1992). По шкале симптомов ПТСР она набрала 34 балла, по шкале навязчивой симптоматики (IES, Intrusion scale) — 35 баллов и 30 баллов — по шкале избегания (IES, Avoidance scale). Кроме того, по шкале Опросника депрессии Бека ее показатели составили 36 баллов. В дополнение к методикам самоотчета ей были предложены модули для выявления ПТСР и депрессии из интервью SCID для DSM-III-R. Состояние Синди было квалифицировано как удовлетворяющее критериям ПТСР и выраженной депрессии.
Синди опоздала на первую психотерапевтическую сессию на 45 минут. Психотерапевт классифицировала поведение Синди как избегание и разъяснила, что это проявление ПТСР. Далее психотерапевт завела речь о том, как избегающее поведение мешает Синди оправиться от последствий изнасилования, и заметила, что Синди придется иметь дело со своими страхами, чтобы проработать их в процессе психотерапии. Синди признала, что боялась идти на сессию, и она замечает признаки надвигающейся бури (эмоций и воспоминаний). Психотерапевт напомнила ей, что после бури все успокаивается и на месте руин вырастает трава. Буря не может длиться вечно. Синди выразила надежду на будущее и сделала несколько позитивных заявлений. «Сессия» длилась 10 минут, была назначена следующая.