Вторая сессия психотерапевтов с Брайаном

Брайан не принимал участия в экспозиции на этой неделе. Планировалось, что каждый пациент на 12-й неделе вмешательства пройдет диагностическое обследование, что подразумевает повторение большинства диагностических процедур, которые были использованы перед началом вмешательства. Кроме того, каждому пациенту была назначена индивидуальная сессия, во время которой предполагалось оценить достигнутые успехи и наметить цели для интенсивного продолжения вмешательства.
Диагностическое обследование на 12-й неделе (после острого вмешательства)
Брайану был вновь предложен раздел интервью ADIS-IV-L для социального тревожного расстройства; опрос проводил независимый исследователь, не осведомленный о динамике состояния пациента. Клиническая тяжесть симптоматики у Брайана составила 3, что означало не более чем умеренную выраженность; этот показатель был определенно ниже отрезной точки 4, после которой можно было ставить диагноз социального тревожного расстройства. Иными словами, социальная тревога Брайана по выраженности была на верхнем пределе нормы. У Брайана также отмечалось заметное снижение страха негативной оценки по результатам самоотчета (шкала BFNE), который составляет основу социального тревожного расстройства. Как уже было сказано, изменение выраженности страха негативной оценки является значимым предиктором функционирования после вмешательства.
Хотя на первом этапе вмешательства в фокусе внимания была тревога, связанная с социальным взаимодействием, было отмечено значительное улучшение как в этой сфере, так и в ситуациях воспроизведения ранее освоенных навыков/наблюдения). По результатам самоотчетов Брайана, страхи социального взаимодействия (шкала SIAS) и воспроизведения ранее освоенных навыков/наблюдения (SPS) оказались ниже клинической отрезной точки, рекомендованной Хеймбергом с коллегами (Heimberg et al, 1992). Аналогичным образом у Брайана заметно снизились показатели страха и избегания социального взаимодействия и функционирования в ситуации наблюдения со стороны по шкале LSAS, и эти показатели оказались на одно стандартное отклонение ниже характерных для пациентов с социальным тревожным расстройством до вмешательства (Heimberg et al, 1999). Во время поведенческих тестов отмечено выраженное улучшение как для ситуаций социального взаимодействия, так и для публичных выступлений (см. форму 3.2 и 3.3). Для заданий, связанных с социальным взаимодействием, тревога у Брайана варьировалась от низкой до умеренной (показатели SUDS = 5,40, 30, 30) на подготовительном этапе, однако значительно снижалась к концу этапа функционирования (показатели SUDS = 30, 40, 30, 20, 10). На всех этапах задания, связанного с произнесением речи, тревога у Брайана была от низкой до умеренной. Тот факт, что улучшение у Брайана коснулось не только тех сфер, на которые были направлены экспозиции и домашнее задание, отнюдь не редкость. Многие основные концепции, связанные с социальными взаимодействиями, вполне применимы к ситуациям воспроизведения ранее усвоенных навыков/наблюдения (например, вполне нормально выглядеть взволнованным), поэтому возможна генерализация. Кроме того, участие в групповых обсуждениях и проигрывание ролей перед группой служат своего рода неформальной экспозицией воспроизведения ранее усвоенных навыков/наблюдения. Наконец, двое из участников группы Брайана на протяжении первых двенадцати недель вмешательства работали преимущественно над страхом публичных выступлений, поэтому не исключено, что викарное научение стало причиной снижения страха публичных выступлений у Брайана.

Форма 3.2.
Показатели шкалы дискомфорта для Брайана на подготовительном этапе и при выполнении задания на публичное выступление перед началом вмешательств а, на 12-й неделе (после острого этапа вмешательства), на 24-й неделе (после интенсивного продолжения вмешательства), на 52-й неделе (после поддерживающего этапа вмешательства).
Что касается методов оценки других видов патологии помимо социальной тревоги, у Брайана было также отмечено значительное улучшение. Депрессия по опроснику депрессии Бека была в пределах нормы Общее нарушение функционирования в связи с эмоциональными проблемами (по Шкале самоотчета Лейбовица о нарушениях функционирования) снизилось с 15 до 2. Особенно важно, что Брайан избавился от мыслей о самоубийстве и больше не жаловался на плохое настроение, трудности в учебе и невозможность работать в полную силу, плохие отношения с членами семьи и отсутствие друзей. У Брайана оставались небольшие проблемы: он не мог завязать удовлетворительных любовных отношений и умеренно потреблять алкоголь. Брайан сообщил, что качество его жизни (по опроснику качества жизни) существенно повысилось, хотя этот показатель был по-прежнему ниже, чем в здоровой выборке. Аналогичным образом группа авторов выявила выраженные изменения в показателях качества жизни своих пациентов после 12-й недели терапии КПГТ, отмечая, что эти показатели все же ниже, чем в норме (Safien, Heimberg, Brown, & Holle, 1997). Эти авторы утверждают, что трех месяцев может быть вполне достаточно, чтобы пациенты, не ограничиваясь снижением симптоматики, начали коренным образом менять свою жизнь (например, получить хорошую работу, завести новых друзей), но все-таки мало, чтобы полностью реализовать себя.

Форма 3.3.
Субъективные единицы шкалы дискомфорта для Брайана на подготовительном этапе и при выполнении задания во время проведения поведенческого теста социального взаимодействия перед началом вмешательства, на 12-й неделе (после острого этапа вмешательства), на 24-й неделе (после интенсивного продолжения) и на 52- й неделе (после поддерживающего этапа).
На индивидуальной сессии после 12 недель вмешательства Брайан и психотерапевт договорились о направленности следующих 12 недель вмешательства: в центре внимания будет страх и избегание публичных выступлений. Хотя страхи, связанные с публичным выступлением, были у Брайана не столь сильны, как в начале вмешательства, он по-прежнему избегал выступать перед аудиторией.